СДАМ ГИА: РЕШУ ЕГЭ
Образовательный портал для подготовки к экзаменам
Русский язык
≡ русский язык
сайты - меню - вход - новости




К списку диктантов

21.11.2016 Эпизод 8. Работа Федюшкина

Чижиков расстегнул пластиковую папочку и положил перед собой распечатку работы Федюшкина, его ученика из седьмого «А». Наверху крупным кеглем было набрано: «Мой Пушкин». Название работы было красиво подчёркнуто. Поперёк титульной страницы почему-то от руки небрежным почерком автора было написано «Фантасмагорическая повесть». Чижиков перелистнул страницу и с удивлением прочитал, что в повести Федюшкина Пушкин едет во дворец в серебристом автомобиле с крепостным шофёром Савельичем. Чижиков решил, что проверка бесчисленных тетрадей настолько обессилила его, что он просто обезумел. Изумлённый, он стал быстро листать работу, скользя глазами по строчкам. На пятьдесят пятой странице, которую он открыл наугад, за креслом Петра Великого стоял не кто иной, как седой арап Ганнибал, в изображении Федюшкина очень похожий на постаревшего Пушкина. Чижиков снял очки и стал в полном недоумении протирать их носовым платком. Тем временем царь, которого Федюшкин недолго думая одел в лиловый кафтан с брызнувшим из рукава голландским кружевом, принимал поэта, что бы дать направление образу бунтовщика Пугачёва. На странице восемьдесят третьей царь предложил Пушкину виски с содовой, и тот не отказался, несмотря на покашливание старого эфиопа. «Неожиданный поворот», — засмеялся Чижиков и стал не спеша читать дальше. «Небезынтересно, чем же закончится нежданное-негаданное столкновение Федюшкина с минувшим временем», — рассеянно бормотал он себе под нос, переворачивая страницу за страницей.

Прихотливая фантазия Федюшкина на глазах расцветала пышным цветом, и дальнейший сюжет развивался следующим образом: ««Что же ты, мин херц?» — сказал царь, пяля рыжий зрачок и подёргивая левой щекой. «Вот моё последнее творенье, государь», — и Пушкин протянул Петру стихи, начинающиеся словами: «На берегу пустынных волн». Царь, пробежав начало, произнёс с укоризной: «Пишешь недурно, ведёшь себя дурно». И, снова прицелив в поэта рыжий зрачок, добавил: «Ужо тебе!..»»

Далее царь отпустил Пушкина жестом, и тот выскочил из кабинета и легко пролетел по паркетам смежного зала, чуть кивнувши Дантесу, дежурному офицеру.

«Он чуть с ума не своротил или не сделался поэтом, признаться, то-то б одолжил!» — озабоченно подумал о своём ученике Чижиков и взглянул на часы. Чтение повести заняло не больше получаса. Интересно, сколько времени посвятил работе сам автор? Не исключено, что не одну ночь. А может, не один урок физики или математики.

Да и как подсчитаешь, сколько времени работает автор над своим произведением, отразившим, может быть, настроение целого поколения? Кто знает, может, речь идет о будущем гении, который взял и позволил себе для спрессовки сюжета небольшие сдвиги во времени — лет на сто или на двести? Ведь нельзя же утверждать, что рассказанная история полностью выдумана. Может, Федюшкин — писатель будущего? Ведь его современники, читатели третьего тысячелетия, живущие в обществе, не хранящем традиции, откроют повесть с тем же отрешённым вниманием, с каким мы рассматриваем евангельские сюжеты мастеров Возрождения.



К списку диктантов